agarta-portal

Портал Агарта
Текущее время: 25 сен 2018, 14:19

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 11 июл 2014, 10:12 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 17:22
Сообщения: 8783
Гиперборейцы – потомки титанов, свидетели и участники Титаномахии. На это прямо указывают античные авторы: «Гиперборейцы были титанического происхождения… Они взросли из крови бывших прежде титанов». Вспомним, море вблизи Гипербореи именовалось Кронидским, по имени главы «партии» титанов Крона – отца Зевса. Да и сам Крон, если отвлечься от поздней проолимпийской версии о низвержении в Тартар, продолжал властвовать на Островах Блаженных, мало чем отличавшихся от рая земного и расположенных опять-таки на широте Гипербореи. Жизнь на Островах Блаженных, как она представлялась и описывалась античными авторами, почти полностью совпадает с описаниями жизни гиперборейцев.

Как уже неоднократно упоминалось, среди титанов – хозяев Севера Евразии – был и Япет (Иапет), ставший прообразом библейского Яфета, от сына которого – Мосоха (Мосха, Моска) произошли Московиты – жители Москвы и Московии. В античной традиции эта эпоха титанов получила название «золотого века» – царства счастья, добра, справедливости и изобилия. У русского народа память о Золотом веке сохранилась в виде сказочного образа Золотого царства – источника богатства, благополучия и процветания.

Аполлон – классический Солнцебог. Его космическо-звездная сущность обусловлена также и происхождением. Мать Лето родила своего солнценосного сына на острове Астерия, что означает «звезда». Астерией (Звездой) звалась и сестра Лето. Существует версия, что культ Аполлона был повторно занесен в Средиземноморье во времена Древнего Рима. Сюда культ общеиндоевропейского Солнцебога принесли проторусские племена венедов, основавших и давших названия современным городам Венеции и Вене.

История возникновения и закрепления Олимпийских культов также вполне подтверждает выдвинутый тезис. Один из поздних античных историков и писателей Павсаний (II в. н.э.) в своем знаменитом труде «Описание Эллады» (X, 5, 4-10) приводит следующие удивительные подробности появления одного из главных святилищ Древней Греции – храма Аполлона в Дельфах. Сначала здесь появились гиперборейцы, в их числе был и будущий первый дельфийский жрец, у него, по «странному совпадению», было древнерусское имя Олен[ь].

Кстати, имя родоначальника всех древнегреческих племен и единого народа – Эллина также представляет собой грецизированную форму общеиндоевропейского слова «олень» и близкого ему по смыслу и происхождению слова «лань». Олен – гипербореец и его спутники были направлены в Дельфы Аполлоном. Отсюда напрашивается бесхитростный вывод: сам (будущий) Бог в то время был далеко – скорее всего, в Гиперборее, откуда выехало посольство. Став пророком и прорицателем, Олен воздвиг в Дельфах первый храм: сначала деревянный, похожий на лачугу, – пишет Павсаний, и лишь спустя длительное время, после многих пожаров и разрушений отстроили тот каменный храм, жалкие остатки которого сохранились по сей день.

Латона – латинизированное имя титаниды Лето, матери близнецов Аполлона и Артемиды, единственной из титанова племени, допущенной впоследствии на Олимп. Имя Лето и вся история рождения ее детей – лишнее подтверждение и гиперборейских корней древнегреческой мифологии, и ее тесных связей с воззрениями других народов, ведущих происхождение от гиперборейцев. Во-первых, Лето – дочь титанов Коя и Фебы, а место обитания титанов – Север (Диодор Сицилийский прямо указывает, что родина Лето – это Гиперборея). Во-вторых, Лето – не просто имя древнегреческой полубогини, но еще и исконно русское слово «лето», означающее время года (отсюда же «лет» – синоним самого времени). Корневая основа этого слова – общеиндоевропейская. Смысл его многозначен: в том числе – время года между весной и осенью, но и время года, соответствующее непрерывному солнечному дню в приполярных областях. На северную принадлежность понятия «лето» указывает также и то, что при чередовании согласных звуков «т» и «д» (или же «т» можно рассматривать как приглушенный «д») получается «лед».

Но и это еще не все. Корень «лет» лежит в основе целого семейства слов и понятий со смыслом «летать». И вновь напрашивается аналогия с гиперборейцами, как летающим народом. У Лукиана сохранилось описание летающего гиперборейского мага, посетившего Элладу: на глазах у изумленных зрителей он летал по воздуху, ступал по воде и медленным шагом проходил через огонь. Летающей была и сама титанида Лето, когда преследуемая ревнивой Герой устремилась от границ Гипербореи по всему свету искать прибежище, где бы она могла разрешиться от бремени. Такое место она отыскала на острове Делос, где впоследствии возникло святилище Аполлона, куда гиперборейцы постоянно присылали свои дары. Летающими, естественно, были и дети Лето-Латоны – Артемида и Аполлон. Солнцебог Аполлон Гиперборейский часто изображался летящим в свою родину на колеснице в форме лебедя.

А. Пиндар прямо называет гиперборейцев «служителями Аполлона». Вообще же в представлении эллинов образ Аполлона претерпел существенные изменения. Казалось бы, Солнцебог во все времена был носителем прекрасного, воплощая его в собственном облике, поэзии, музыке. Но нет! Достаточно сопоставить классическое изображение Аполлона с архаическим, более чем далеким от совершенства (с привычно-традиционной точки зрения). Приведенный рисунок борьбы Геракла и Аполлона, быть может, восходящий к их гиперборейскому прошлому, наверняка ближе к первобытным петроглифам, чем к классическим образцам. Обращает на себя внимание также тотемная атрибутика: змея и гриб, имеющие в большинстве древних культур – от Сибири до Южной Америки – фаллический смысл.

Лебедь – символ Гипербореи. Морское божество Форкий – сын Геи-Земли и прообраз русского Морского царя сочетался браком с титанидой Кето. Их шесть дочерей, родившихся в гиперборейских пределах. Изначально они почитались как прекрасные Лебединые девы (лишь значительно позже из идеологических соображений они были превращены в безобразных чудовищ – грай и горгон). Дискредитация горгон шла по той же схеме и, видимо, в силу тех же причин, что и приписывание противоположных знаков и отрицательных смыслов при распаде общего индоиранского пантеона на обособленные религиозные системы, когда «деви» и «ахуры» (светлые божественные существа) становятся «дэвами» и «асурами» – злобными демонами и кровожадными оборотнями. Это общемировая традиция, присущая всем без исключения временам, народам, религиям. Демонизация политических противников еще совсем недавно выступала в России эффективным средством идеологической борьбы. Как еще иначе объяснить превращение Сталина былыми соратниками в образ диктатора? Что же тогда говорить о глубокой древности!

Судя по всему, еще до начала миграции протоэллинских племен на Юг у части их произошла переориентация на новые идеалы и ценности. Особенно наглядно это проявилось на примере самой знаменитой из трех горгон – Медусы (Медузы). Как и многие другие хорошо знакомые имена мифологических персонажей, Медуса – это прозвище, означающее «владычица», «повелительница». Дочь Морского царя Форкия, возлюбленная владыки морской стихии Посейдона – прекрасноликая Лебединая дева Медуса властвовала над народами северных земель и морей (как выразился Гесиод, «близ конечных пределов ночи»). Но в условиях господствующих матриархальных отношений Власть не ужилась с Мудростью: соперницей Медусы стала Афина. Скупые осколки древних преданий позволяют восстановить лишь общую канву разыгравшейся трагедии. Не поделили власти над Гипербореей две девы-воительницы. Борьба была жестокой – не на жизнь, а на смерть. Первым актом изничтожения соперницы стало превращение прекрасной Лебединой царевны Медусы в отвратительное чудовище с кабаньими клыками, волосами из змей и взглядом, обращающим все живое в камень. Данный акт символизирует, скорее всего, раскол протоэллинского этнического и идеологического единства и отпочкование той части будущих основателей великой древнегреческой цивилизации, которые, возможно, под воздействием природной катастрофы и под предводительством или покровительством девы Афины двинулись с Севера на Юг и в пределах жизни отнюдь не одного поколения добрались до Балкан, где, воздвигнув храм в честь Афины, основали город, и поныне носящий ее имя.

С точки зрения археологии смысла интерес представляет и корневая основа имени Медуса. Слово «мед» в смысле сладкого яства, вырабатываемого пчелами из нектара, одинаково звучит во многих индоевропейских языках. Более того, близкие в звуковом отношении слова, означающие «мед», обнаруживаются в финно-угорских, китайском и японском языках. Возможно, допустимо говорить о тотемическом значении «меда» или «пчелы» для какой-либо доиндоевропейской этнической общности. (Что касается названий «металл», «медь», всего спектра понятий, связанных со словами «медицина», «медиум», «медитация», «метеорология», «метод» и т.п., имен Медея и Мидас, народа мидян и страны Мидии, а также Митании, то все они взаимосвязаны с общей древней корневой основой «мед».) Таким образом, в словосочетании Горгона Медуса проступают четыре русских корня: «гор», «гон», «мед», «ус» («уз»). Два из них наводят на воспоминания о Хозяйке Медной горы, а горная сущность горгоны приводит к возможному прочтению (или интерпретации): Горыня, Горынишна, хотя индоевропейская семантика корневой основы «гор» («гар») многозначна, да и в русском языке образуется целый букет смыслов: «гореть», «горе», «горький», «гордый», «горло», «город», «горб» и т.д.

Память о Горгоне Медусе у народов, во все времена населявших территорию России, не прерывалась никогда. Змееногая Богиня-Дева, которая вместе с Гераклом считалась греками прародительницей скифского племени, не что иное, как трансформированный образ Медусы. Лучшее доказательство тому не вольное переложение мифов в Геродотовой «Истории», а подлинные изображения, найденные при раскопках курганов. Похожие лики змееногих дев в виде традиционных русских Сиринов встречались до недавнего времени также на фронтонах и наличниках северных крестьянских изб. Одно из таких резных изображений украшает отдел народного искусства Государственного Русского музея (Санкт-Петербург).

В русской культуре сохранилось и другое изображение Медусы: в лубковой живописи XVIII века она предстает как Мелуза (Мелузина) – дословно «мелкая» (см. Словарь В. Даля): вокализация слова с заменой согласных звуков произведена по типу народного переосмысления иноязычного слова «микроскоп» и превращения его в русских говорах в «мелкоскоп». Однозначно связанная в народном миросозерцании с морем, русская Медуса-Мелуза обратилась в сказочную рыбу, не потеряв, однако, ни человеческих, ни чудовищных черт: на лубочных картинках она изображалась в виде царственной девы с короной на голове, а вместо змеевидных волос у нее ноги и хвост, обращенные в змей. Ничего рыбьего в самом образе русской Мелузы-Медусы практически нет – рыбы ее просто окружают, свидетельствуя о морской среде. Похоже, что русская изобразительная версия гораздо ближе к тому исходному доэллинскому архетипу прекрасной Морской царевны, которая в процессе Олимпийского религиозного переворота была превращена в чудо-юдо. Память о древней эллинско-русской Медусе сохранилась и в средневековых легендах о Деве Горгонии. Согласно древнерусским преданиям, она знала язык всех животных. В дальнейшем в апокрифических рукописях женский образ Горгоны превратился в «зверя Горгония»: его функции во многом остались прежними: он охраняет вход в рай .

В несколько другом обличии и с иными функциями предстает Медуса в знаменитых древнерусских амулетах-змеевиках. Магический характер головы Медусы, изображенной в расходящихся от нее во все стороны змеях, не вызывает никакого сомнения, его защитно-оберегательное предназначение такое же, как и на щите Афины-Паллады или эгиде Зевса (сохранившаяся по сей день культурологическая идиома «под эгидой» по существу своего изначального смысла означает «под защитой Горгоны Медусы»). Знаменательно и то, что тайный эзотерический смысл доэллинских и гиперборейских верований дожил на русских амулетах чуть не до наших дней: точная датировка даже позднейших находок является крайне затруднительной. В христианскую эпоху неискоренимая вера в магическую силу и действенность лика Медусы компенсировалась тем, что на обратной стороне медальона с ее изображением помещались рельефы христианских святых – Богоматери, Михаила-Архангела, Козьмы и Демьяна и др.

До сих пор не дано сколь-нибудь удовлетворительного объяснения происхождению и назначению русских «змеевиков». Современному читателю о них практически ничего неизвестно: в последние полвека – за малым исключением – публикуется репродукция одного и того же медальона, правда, самого известного – принадлежавшего когда-то Великому князю Владимиру Мономаху, потерянного им на охоте и найденного случайно лишь в прошлом веке. На самом деле «змеевиков» известно, описано и опубликовано множество. И с каждого из них на нас смотрит магический взгляд Девы-охранительницы Горгоны Медусы, представляющей собой табуированный тотем.

Образ Лебединой девы Горгоны Медусы раскрывает наиболее типичные черты тотемной символики – наследия почти что недосягаемых глубин человеческой предыстории, сохранившегося по сей день в соответствии с неписаными законами передачи традиций и верований от поколения к поколению. Безвозвратно ушли в прошлое гиперборейские времена – живы, однако, рожденные ими символы. Среди них – лебедь – одна из наиболее почитаемых русским народом птиц. Вместе с соколом он стал олицетворением Руси. И не только олицетворением. По свидетельству византийского историка Х века императора Константина Багрянородного, сама территория, где жили древние руссы, именовалась Лебедией. Впоследствии это дало право Велимиру Хлебникову назвать новую Россию «Лебедией будущего». Точно так же и славяно-скифы, описанные Геродотом, именовались «сколотами», то есть «с[о]колотами» – от русского слова «сокол». В передаче арабских географов, описавших наших предков задолго до введения христианства, их самоназвание звучало практически по-геродотовски: «сакалиба» («соколы»). Отсюда и знаменитые «саки» – одно из названий славяно-скифов – скитальцев-кочевников.

Почему же именно лебедь и почему сокол – две столь разные птицы, друг с другом пребывающие в беспрестанной борьбе? Сокол нападает, преследует; лебедь спасается, защищается. Но всегда ли так? Ничуть! У Пушкина в «Сказке о царе Салтане», целиком построенной на образах и сюжетах русского фольклора, Лебедь-птица добивает и топит злодея-коршуна. В народной символике коршун – ипостась сокола, а все хищные птицы едины суть. В «Задонщине» – Слове Софония-рязанца соколы, кречеты, ястребы совокупно олицетворяют ратников Дмитрия Донского и перечисляются через запятую: «Ужо бо те соколе и кречеты, белозерскыя ястребы борзо за Дон перелетели и ударилися о многие стада гусиные и лебединые» (а чуть раньше были еще и орлы). Потом это повторит Александр Блок: «Над вражьим станом, как бывало, // И плеск и трубы лебедей». Лебедь также во многом собирательный символ. В русском фольклоре вообще считается нормой нерасчлененный образ «гуси-лебеди». В «Задонщине» они оказались наложенными на Мамаеву орду. Исторически это вполне объяснимо: сходная птицезвериная символика распространена у разных народов.

В индийской мифологии («Тайттирия-брахман») рассказывается, как один мудрец-риши силой своего знания превратился в золотого лебедя, взлетел в небо и соединился с солнцем. С символикой лебедя связана богиня Сарасвати и даже Брахма. Лебедь – его персональная эмблема. Это та самая волшебная птица, что отложила на воды космическое яйцо, из которого появился сам Брахма. Кроме того, у индийцев имеется пара лебедей, Хам и Са, которые живут в сознании великого и питаются лишь медом цветущего лотоса знания (саунда-рья лахари).

Китайцы также называют лебедя солнечной птицей. У бурят он является олицетворением вечного материнства и верности нравственным корням.

Лебеди – дивной красоты птицы: А.Грин называл их аристократами вод, Н.Заболоцкий – белоснежным дивом, Г.Х.Андерсен подарил миру трогательную историю превращения гадкого утенка, К.Сен-Санс и П.Чайковский посвятили замечательную музыку.
http://vk.com/superborea
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 11 июл 2014, 15:26 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 17:22
Сообщения: 8783
Атланты уничтожили таинственную Гиперборею?

Загадка исчезнувших континентов – наверное, самая таинственная из всех легенд. Атлантида и Гиперборея – два величайших и древнейших мистических государства, некогда существовавших на нашей планете. И хотя еще в истории нет официальных доказательств, есть ученые, которые не сомневаются, что загадочные континенты оказали непосредственное влияние на современную картину мира.

По легенде, таинственная, не достижимая сегодня Гиперборея располагалась в самом центре Земной оси – Северном полюсе. Поэтому населявших таинственную Гиперборею тогда называли асами – «людьми Оси». Также этот материк назывался Арктидой, а гиперборейцы, живущие за северным ветром, были известны, как эльфы. Город-центр именовался Пола, что означало «покой». Именно от этого слова-первоначала впоследствии и произошло именование античных городов-государств полисами, а центра – Полюс. В древнегреческих мифах можно встретить и другое название – Ортополис – Город Вертикали, Город Земной Оси.

Пола представлял собой систему связанных замков и залов – некий дворцовый лабиринт, в центре которого располагалось внутреннее Великое Вращающееся Озеро. Над ним в воздухе располагался Храм-святилище. Современному человеку неподвластны технологии древних гиперборейцев, поэтому мы не можем объяснить, каким образом было создано воздушное святилище. Однако в преданиях говорится, что Храм являлся центральной точкой Космической Альвы – загадочная ось, сосредоточие всей земной энергии. Альва имела и другое название – Мировое Древо, знак которого сохранился и по сей день.

Интересен и внутренний уклад жизни людей Оси. Государство управлялось советом 12 – наивысшим органом, Священными, познавшими Тиу – «силу ясного чувствования Бога», ставшими верховными последователями Единственного. У них не было чинов и должностей, но было имя и титул, которые передавались от одного члена к другому. Титул был неизменен, но вот имена могли меняться при переходе от одной ступени следования Тиу к другой. Зависть и злость были чужды людям Оси. Покой, неизменный, способствующий внутреннему совершенствованию, управлял всем. Не было на земле гиперборейцев ни воровства, ни убийств.

Это было идеальное государство, оно имело невероятное, недоступное нашему пониманию оружие, летательные аппараты недосягаемой сегодня скорости. Управлялось все силой мысли. Современному человеку это покажется утопией, а во времена Гипербореи это было повседневным делом. Но стремление к Тиу оказалось невозможным для некоторых эльфов. Не принятые в совет 12 объединились и отреклись от детей Оси. Они перебрались на Экватор, выбрав его как противовес центру – Альве.

Коренные жители – лемурийцы, пораженные небывалой мощью оружия бывших детей Оси, начали искать способы объединения с могучими чужеземцами. Они срочно заключали договора на уничтожение соседей-племен, вступали в браки. Так появились атланты, и образовалось новое государство, получившее название Атлант, что означало Отпавшая Земля. Столицей стал мегаполис Посейдонис, о котором говорится в диалогах Платона «Тимей» и «Критий». Атланты соорудили стены и каналы, расположив их геометрически, как и гиперборейские Ось, Альва и Мировое Древо. В центре был построен храм Посейдона – повелителя беспокойной морской стихии.

Обладающие бесконечными знаниями гиперборейцы были несравненно могущественнее, нежели атланты, потерявшие доступ к Альве. Гиперборейцы каждый раз игнорировали регулярные провокации атлантов развязать мировую войну. И атланты решили навсегда покончить с этим, задумав уничтожить великое государство. Для этого они создали «Живую каменную машину». Живые каменные истуканы располагались в виде пятиконечной звезды в определенных частях света. Включился механизм и мощные огненные потоки шли к берегам Гипербореи. Ледяная основа земли таяла, затопляя людей Оси.

Атланты оказались сильней, но погубили и сами себя. Начал меняться облик всей планеты: сдвигались континенты, мощные землетрясения сотрясали Землю. Тогда гиперборейцы решились на крайнюю меру. Было произнесено заветное Слово, и Великий Храм опустился на дно Вращающегося озера, закрыв вход в Туннель. Однако самой Гипербореи уже не осталось. Образовался архипелаг. Частью некогда мощной страны и по сей день считают остров Гренландию.

Выжившие гиперборейцы расселились с Севера по различным областям Евразии, став родоначальниками многих народов. Уцелевшая часть атлантов обосновалась на территории Западной Европы – Британских островах, в Средиземноморье и бассейне Черного моря, акватория которого тогда была значительно меньше. На пересечении миграционных волн происходили частые стычки, так и мирные встречи, в частности Египет был основан союзом атлантов и гиперборейцев. Так или иначе, атлантические и гиперборейские народы частично ассимилировались на постоянно меняющихся границах.

На этом война не закончилась. Те потомки атлантов, традиционно привыкших жить у края, т.е. в стороне от людей Оси, неслучайно перебрались к пограничным землевладениям будущей России – Северному Причерноморью между реками Дунай и Днепр. Они частично унаследовали этноним атлантов – анты, и вместе с тем их темная жреческая каста сохранила мрачные взгляды, передавая из поколения в поколение враждебно настроенное отношение к потомкам гиперборейцев – русам.

Национальная неприязнь антов к русам не иссякала долгое время и по сей день сохранила свою силу. Исключением спустя тысячелетия также не стала Северная Америка, становясь Атлантидой нашего времени, как в былые времена. России же судьбой была уготована роль преемницы Гипербореи. Впоследствии анты стали называться украинцами, также как и их атлантические предки, отрекаясь от братских народов гиперборейской ветви. При этом название страны Украина никак не вяжется с центральным расположением в Европе.

Дело в том, что это понятие еще давно укоренилось в Атлантиде и после катастрофы перекочевало сюда, потеряв свое первичное значение. Поскольку атланты почитали Посейдона, который всегда изображался со священным трезубцем в руке, то трезубец, как символ могущества атлантов стал главным элементом Киевской Руси, а в след и Украины. Вероятно, флаг морской империи атлантов изначально символизировал снизу море, а сверху солнце. Сейчас у далеких потомков в связи с сухопутным местоположением наоборот – снизу поле, сверху небо.

И, пожалуй, самым точным доказательством величия и мощи древних является экспедиция Валерия Демина Гиперборея-97, подтверждающая открытия Александра Барченко, когда были засняты: двухкилометровая мощеная дорога, ведущая через перешеек от Ловозера к Сейдозеру, пирамидальные камни, изображение гигантской черной фигуры на отвесной скале, а также ритуальный колодец и мощнейшая обсерватория, которой несколько десятков тысяч лет
Изображение
http://vk.com/superborea


Вернуться к началу
 Профиль  
 
СообщениеДобавлено: 21 дек 2014, 13:19 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 17:22
Сообщения: 8783
Сколько лет земле Руской?

В массовом сознании утвердилось мнение, что русскому государству, Древней Руси всего тринадцать с половиной столетий. А первым правителем на русских землях, принёсшим их жителям государственность, принято считать варяга Рюрика. То, что это не соответствует истине и Русь существовала задолго до этого легендарного князя, упорно замалчивается.
Игнорируется даже мнение Михаила Васильевича Ломоносова, автора мало известного большинству наших современников труда «Древняя российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 года». Великий русский учёный писал в ней «о дальней древности славенского народа». Приведём цитату из 6-го тома его полного собрания сочинений (Москва, Ленинград, 1952 год).
«В начале шестого столетия по Христе славенское имя весьма прославилось; и могущество сего народа не токмо во Фракии, в Македонии, в Истрии и в Далмации было страшно, но и к разрушению Римской империи способствовало весьма много. Венды и анты, соединяясь со сродными себе славянами, умножали их силу. Единоплеменство сих народов не токмо нынешнее сходство в языках показывает, но и за тысячу двести лет засвидетельствовал Иорнанд, оставив известие, что «от начала реки Вислы к северу по безмерному пространству обитают многолюдные вендские народы, которых имена хотя для разных поколений и мест суть отменны, однако обще славяне и анты называются». Присовокупляет ещё, что от Вислы простираются до Дуная и до Чёрного моря.
Прежде Иорнанда Птоломей во втором столетии по Христе полагает вендов около всего Вендского по ним проименованного залива, то есть около Финского и Курландского. Сей автор притом оставил в память, что Сармацию одержали превеликие вендские народы. И Плиний также свидетельствует, что в его время около Вислы обитали венды и сарматы… Итак, народ славенопольский по справедливости называет себя сарматским; и я с Кромером согласно заключить не обинуюсь, что славяне и венды вообще суть древние сарматы.
<…>
Имя славенское поздно достигло слуха внешних писателей и едва прежде царства Юстиниана Великого, однако же сам народ и язык простираются в глубокую древность. Народы от имён не начинаются, но имена народам даются. Иные от самих себя и от соседов единым называются. Иные разумеются у других под званием, самому народу необыкновенным или ещё и неизвестным. Нередко новым проименованием старинное помрачается или старинное, перешед домашние пределы, за новое почитается у чужестранных. Посему имя славенское по вероятности много давнее у самих народов употреблялось, нежели в Грецию или в Рим достигло и вошло в обычай. Но прежде докажем древность, потом поищем в ней имени.
Во-первых, о древности довольное и почти очевидное уверение имеем в величестве и могуществе славенского племени, которое больше полуторых тысяч лет стоит почти на одной мере; и для того помыслить невозможно, чтобы оное в первом после Христа столетии вдруг расплодилось до толь великого многолюдства, что естественному бытия человеческого течению и примерам возращения великих народов противно. Сему рассуждению согласуются многие свидетельства великих древних писателей, из которых первое предложим о древнем обитании славянвендов в Азии, единоплеменных с европейскими, от них происшедшими».
Интересующиеся историей могут самостоятельно прочитать исторический труд Ломоносова, имеющийся в открытом доступе в Интернете (http://www.rus-sky.com/history/library/lomonosv.htm#_..). Из собранных несколькими поколениями отечественных учёных сведений можно сделать вывод, что возраст русской государственности не меньший, чем у Древнего Рима и Древней Греции.
Одним из наших современников, занимавшихся исследованиями на эту тему, был доктор наук Валерий Никитич Дёмин, скоропостижно скончавшийся в 2006 году. Он неоднократно выступал и в нашей газете по вопросам древней истории. Академические историки не жаловали его работы, рассматривая их как «псевдонаучные» в жанре «фолк-хистори». Не вступая с ними в полемику, отметим лишь, что заслуга Дёмина в том, что им был собран большой фактологический материал, в том числе в ходе археологических изысканий, скрупулёзно проанализированы древние русские летописи, в достоверности некоторых из них у него зародились сомнения. Точку зрения Валерия Дёмина по проблеме определения возраста русской государственности мы сегодня представляем.
* * *
Программное полотно Ильи Глазунова «Вечная Россия» (на снимке), посмотреть которое когда-то стекались толпы москвичей и приезжих, первоначально называлось «Сто веков». Срок отсчитан от предполагаемого исхода древних ариев со своей Прародины, что послужило началом распада первичной этнолингвистической общности и появления самостоятельных народов и языков (раньше язык был общим). Символом былой Прародины – полярной Мировой горой, помещённой в левом верхнем углу, – и открывается зрительный ряд на композиции Глазунова.
Но действительно ли сто веков? Или десятью тысячами лет не исчерпывается долгий путь и непростая история славяно-русских племён и других народов земли? Ведь ещё Михайло Ломоносов называл совсем иную дату, далеко выходящую за границы самой дерзкой фантазии. Четыреста тысяч лет (точнее, 399.000) – таков результат, полученный русским гением. А опирался он на вычисления вавилонских астрономов и свидетельства египтян, зафиксированные античными историками.
Именно тогда произошла одна из тяжелейших по своим последствиям планетарных катастроф: по мыслиСокол. Картина Константина ВасильеваЛомоносова, сместилась земная ось, изменилось местонахождение полюсов и в итоге как описано у Платона в диалоге «Политик», Солнце, ранее всходившее на западе (!), стало всходить на востоке. По Геродоту, такое случалось дважды.
В реконструированной современными учёными Повести временных лет, предположительно принадлежащей монаху Киево-Печерского монастыря черноризцу Нестору, первой реальной датой значится 852 год н. э. (или в соответствии с древнерусским летосчислением – 6360 лето «от Сотворения мира»). В тот год появился у стен Царьграда мощный русский флот, что и было зафиксировано в византийских хрониках, а оттуда попало в русские летописи.
Следующая, воистину знаковая дата – 862 год – связана с призванием на княжение Рюрика с братьями. Именно с той поры и принято было долгое время вести отсчёт русской истории: в 1862 году даже было отмечено так называемое 1000-летие России, по случаю чего в Великом Новгороде установили впечатляющий памятник по проекту скульптора Михаила Микешина, ставший чуть ли не символом российской государственности и монархизма.
Но есть в русских летописях ещё одна дата, не признанная официальной наукой. Речь идёт о древнерусском сочинении, известном под названием «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске», включённом во многие хронографы русской редакции: начиная с XVII века известно около ста списков литературного памятника. Здесь рассказывается о вождях русского (и всего славянского) народа, которые после долгих скитаний по миру появились на берегах Волхова и озера Ильмень в середине 3-го тысячелетия до новой эры (!), основав города Словенск и Старую Руссу, откуда и начали военные походы «на египетские и другие варварские страны» (так сказано в первоисточнике), где наводили «великий страх».
В Сказании названа и точная дата основания Словенска Великого – 2409 год до новой эры (или 3099 год от Сотворения мира). Спустя три тысячи лет, после двукратного запустения, на месте первой столицы Словено-Русского государства был построен градопреемник – Новгород, которому досталась от его предшественника также и приставка – Великий.
Историки-снобы не видят в легендарных сказаниях о Русе и Словене никакого рационального зерна, считая их выдумкой чистейшей воды, причём сравнительно недавнего времени. Николай Карамзин, к примеру, в одном из примечаний к 1-му тому «Истории государства Российского» называет подобные предания «сказками, внесёнными в летописи невеждами». Спору нет: конечно, безвестные историки XVII века что-то добавляли и от себя, особенно по части симпатий и пристрастий. Ну а кто такого не делал? Карамзин, что ли? По накалу субъективных страстей и тенденциозности «История государства Российского» сто очков даст фору любому хронографу и летописцу.
Ещё иногда говорят: записи легенд о Словене и Русе позднего происхождения, вот если бы они были записаны где-нибудь до татаро-монгольского нашествия, тогда совсем другое дело. Что тут возразить? Во-первых, никто не знает, были или нет записаны древние сказания на заре древнерусской литературы: тысячи и тысячи бесценных памятников погибли в огне пожарищ после нашествия кочевников, собственных междоусобиц и борьбы с язычеством. Во-вторых, если говорить по большому счёту о позднейших записях, то «Слово о полку Игореве» реально дошло до нас только в екатерининском списке XVIII века да в первоиздании 1800 года; оригинальная же рукопись (тоже, кстати, достаточно позднего происхождения) сгорела во время московского пожара 1812 года, и её «живьём» мало кто видел.
А бессмертная «Калевала»? Карело-финские руны, впитавшие сведения об архаичных временах, были записаны и стали достоянием читателей Старого и Нового Света только полтора века назад. Ещё позже на Севере был записан основной корпус русских былин. Кое-кто скажет: это – фольклор. А какая разница? Родовые и племенные исторические предания передавались от поколения к поколению по тем же мнемоническим законам, что и устное народное творчество.

Исход из Даарии. Картина Константина Васильева Вот почему «довод» касательно поздней записи «Сказания о Словене и Русе» не выдерживает никакой критики. К тому же почти за двести лет до того содержащиеся в нём факты со слов устных информаторов были записаны послом «великого кесаря» Сигизмундом Герберштейном в его знаменитых «Записках о Московии». А ещё на полтысячи лет раньше о них сообщали византийские и арабские авторы.
Документальное подтверждение тому, что «Сказание о Словене и Русе» первоначально имело длительное устное хождение, содержится в письме в Петербургскую академию наук одного из ранних российских историографов Петра Крекшина, происходившего из новгородских дворян. Обращая внимание учёных мужей на необходимость учёта и использования в исторических исследованиях летописного «Сказания о Словене и Русе», он отмечал, что новгородцы «исстари друг другу об оном сказывают», то есть изустно передают историческое предание от поколения к поколению. Так что с легендарной историей Руси дело обстояло вовсе не так, как это представлялось Карамзину и последующим историкам.
В противоположность им Ломоносов усматривал в древних сказаниях русского народа отзвуки исторической действительности и писал буквально следующее: даже если «имена Словена и Руса и других братей были вымышлены, однако есть дела Северных славян в нём [Новгородском летописце] описанные, правде не противные».
У устных преданий совсем другая жизнь, нежели у письменных. Как отмечал академик Б.Д. Греков: «…в легендах могут быть зёрна истинной правды». Поэтому непременным условием аналитического и смыслового исследования исторических сказаний является отделение «зёрен от плевел». Легенды о происхождении любого народа всегда хранились как величайшая духовная ценность и бережно передавались из уст в уста на протяжении веков и тысячелетий.
Рано или поздно появлялся какой-нибудь подвижник, который записывал «преданья старины глубокой» или включал их в отредактированном виде в летопись. Таким образом, поэмы Гомера (беллетризированные хроники Троянской войны) были записаны ещё в античные времена, русские и польские предания – в начале II тысячелетия нашей эры, Ригведа и Авеста – в XVIII веке, русские былины и карело-финские руны – в XIX веке и т.д.
Отечественное летописание всегда опиралось на устную, зачастую фольклорную традицию, в которой не могли не сохраняться отзвуки былых времён. Такова и Начальная русская летопись – Повесть временных лет, посвящённая событиям, случившимся до рождения Нестора-летописца, опирается главным образом на устные предания. У самого Нестора имена Словена и Руса не встречаются. На то были свои веские причины.
Большинство из дошедших до наших дней древнейших летописей (и уж, во всяком случае, все те, которые были возведены в ранг официоза) имеют киевскую ориентацию, то есть писались, редактировались и исправлялись в угоду правящим киевским князьям – Рюриковичам, а в дальнейшем – в угоду их правопреемникам – московским великим князьям и царям.
Новгородские же летописи, имеющие совсем иную политическую направленность и раскрывающие подлинные исторические корни как самого русского народа, так и правивших на Руси задолго до Рюрика князей нередко замалчивались или попросту уничтожались. О том, что там было раньше, можно судить по летописи первого новгородского епископа Иоакима, которая дошла лишь в пересказе, включённом в «Историю Российскую» В.Н. Татищева.
Начальное новгородское летописание в корне противоречило интересам и установкам киевских князей, к идеологам которых относились и монахи Киево-Печерской лавры, включая и Нестора. Признать, что новгородские князья древнее киевских, что русская княжеская династия существовала задолго до Рюрика, считалось во времена Нестора недопустимой политической крамолой. Она подрывала право киевских князей на первородную власть, а потому беспощадно искоренялась. Отсюда совершенно ясно, почему в «Повести временных лет» нет ни слова о Словене и Русе, которые положили начало русской государственности не на киевском берегу Днепра, а на берегах Волхова.
Точно так же игнорирует Нестор и последнего князя дорюриковой династии – Гостомысла, лицо абсолютно историческое и упоминаемое в других первоисточниках, не говоря уж об устных народных преданиях. Вслед за Нестором этой «дурной болезнью» заразились и последующие историки, которые быстро научились видеть в летописях только то, что соответствовало их субъективному мнению.
Почему так происходило, удивляться вовсе не приходится. Уже в ХХ веке на глазах, так сказать, непосредственных участников событий по нескольку раз перекраивалась и переписывалась история такого эпохального события, как Октябрьская революция в России. Из книг, справочников и учебников десятками и сотнями вычёркивались имена тех, кто эту революцию подготавливал и осуществлял. Многие из главных деятелей Октября были вообще уничтожены физически, а хорошо известные и совершенно бесспорные факты искажались в угоду новым временщикам до неузнаваемости. Ну а спустя некоторое время наступала очередная переоценка всех ценностей, и уже до неузнаваемости искажался облик недавних временщиков. Это в наше-то время! Что же тогда говорить о делах давно минувших дней?
Впрочем, косвенные упоминания по крайней мере о Словене, в Несторовой летописи всё же сохранились, несмотря на жёсткую политическую установку и позднейшие подчистки киевских цензоров. Скажем, есть в «Повести временных лет» одна на первый взгляд странная фраза: жители Великого Новгорода, дескать, «прежде бо беша словени». Переводится и трактуется данный пассаж в таком смысле, что новгородцы прежде были славяне. Абсурднее, конечно, не придумаешь: как это так – «были славяне»? А теперь кто же они?
Объясняется всё, однако, очень просто: Новгород был построен на месте старой столицы Словенска, названного так по имени князя Словена – основателя стольного града. Потому-то Новгород и назван «новым городом», что воздвигли его на месте «старого» и прежнее прозвание новгородцев – «словени», то есть «жители Словенска». Ломоносов объяснял это так: «Прежде избрания и приходу Рурикова обитали в пределах российских славенские народы. Во-первых, новгородцы славянами по отменности именовались, и город исстари слыл Словенском».
Безусловно, тот факт, что «словене» были жителями и подданными древнего Словенска, основанного князем Словеном, хорошо был известен и Нестору, и его современникам. Но говорить об этом автор «Повести временных лет» не стал – побоялся или не посмел. Вот и пришлось подгонять историю под интересы заказчика. Так было во все времена вплоть до наших дней. Ведь «Повесть временных лет» – не бесстрастное повествовательное произведение, а остро полемическое и обличительное, что проявляется в особенности там, где православный монах обличает язычество или полемизирует с иноверцами – мусульманами, иудеями, католиками.
Изображение
https://vk.com/away.php?to=http%3A%2F%2 ... 933_135789
https://vk.com/feed?w=wall-51682933_135789


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB