agarta-portal

Портал Агарта
Текущее время: 21 мар 2019, 00:19

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 18 янв 2019, 08:38 
Не в сети

Зарегистрирован: 12 дек 2012, 17:22
Сообщения: 8860
Про Сириус, Даат и Диану-охотницу...

Одиннадцатую сефиру Каббалистического Древа Жизни - лжесефиру Даат соотносят иногда с Сириусом. Сириус ярчайшая Звезда ночного неба, α Большого Пса, ее светимость в 25 раз превышает светимость Солнца. Ярче нее на ночном небе Земли только Солнце, Луна и некоторые планеты. Напомню, что с Солнцем соотносится сефира Тифарет, которая находится на Древе Эц-Хайим на срединном столбе под Даат, ближе к Малкут - царству материального мира. Сириус можно наблюдать из любого региона Земли, за исключением самых северных её областей. Он удалён на 8,6 св. года от Солнечной системы и является одной из ближайших к нам звёзд. Интересно, что в 1844 году Фридрих Бессель предположил, что Сириус представляет собой двойную звезду. В 1862 году Альван Кларк обнаружил звезду-компаньона, получившую название Сириус B (здесь латинская буква B, поскольку компоненты звёзд именуются заглавными латинскими буквами). Видимую звезду иногда называют Сириусом A. Две звезды вращаются вокруг общего центра масс на расстоянии примерно в 20 а. е. с периодом оборота, близким к 50 годам. Даат расположена в Бездне - разрыве между божественным и товарным миром, в каком-то смысле Даат и является Бездной. По сути именно Даат порождает двойственность, поэтому и считается, что Даат - колодец на клиппотическую сторону Древа, все оболочки которой, начиная с Таумиэля – Близнецов Бога (תאום – близнец), так или иначе, выражают эту идею внутреннего раскола, внутренней двойственности.

Многие древние культуры придавали особое значение Сириусу. Жители долины реки Нила поклонялись ему ещё в Раннем царстве как богине Сопдет (в греческой передаче Сотис, Σῶθις), небесному воплощению Исиды. Сириус часто изображали как Исиду, стоящую в небесной лодке, с пятиконечной звездой над головой, обращённую к стоящему справа Осирису (который, в свою очередь, ассоциировался со звёздами пояса Ориона). Отмечу, что Осирис как умирающий и воскресающий бог относится в сефире Тифарет, так что мифологически мы вновь видим пару Тифарет-Даат в близнецах Осирисе и Исиде. Даат, как и Бездна, имеет в каббалистической традиции водную «женскую» природу.

В мифах маори почиталось священное существо, которое живёт на небе и на самом высшем небе — десятом небе. Называлось оно Рехуа. Рехуа ассоциировался с некоторыми звёздами, причём у каждого народа была разная звезда, которая связывалась с этим мифическим существом. Для народа Тухое, на Северном острове Новой Зеландии это был Антарес, однако у многих народов этой звездой считался Сириус, ярчайшая и мудрейшая звезда неба. Поскольку Рехуа живёт на самом высоком небе, ему не грозила смерть, Рехуа мог оживить мёртвых и излечить любую болезнь. Многие маори верили, что видя Сириус, они видели Рехуа — мудрейшее из существ, которое только существует во Вселенной.

В шумеро-аккадской астрономии звезду называли Стрела и связывали с богом Нинуртой. В надписи на монументе Тиглатпаласара I (XI век до н. э.) сказано: «в дни холода, мороза, льда, в дни появления звезды Стрела, которая [тогда] огненно-красная, как медь», здесь описывается акронический восход Сириуса, который в средне- и новоассирийский периоды приходился на середину зимы. Любопытно, что в качестве орудий Даат иногда называют лук и стрелы, правда орудия это не магические (они не используются в магии), а символические, они же относятся и к пути Гимель, пересекающему Даат:

Я обезумел. В голове темно.
Все естество мое сокрушено.
Кругом страданья, муки и сомненья
Бесплодны все усилья и моленья.
И только сила прежнего разбега
Чрез Бездну донесет меня до брега...
(Алистер Кроули. Храм царя Соломона).

Со времён античности Сириус называли Пёсьей звездой (как и Процион). Процион и Сириус издавна считались двумя «собачьими» звёздами. Согласно греческой мифологии, звездой Сириус стала собака Ориона или Икария. В «Илиаде» (XXII 30) Гомер называет её «Псом Ориона». Латинское название Сириуса — Canicula — означает «маленькая собака, собачка»; в Древнем Риме период летней жары, совпадавший с началом утренней видимости Сириуса, называли «dies caniculares»— «собачьи дни» (отсюда, кстати, и происходит слово «каникулы»). Именно перевод латинского названия — «псица» — приводимый в книге «Назиратель» XVI века, является ранним названием (или одним из названий) Сириуса на русском языке. В китайской астрономии звезду называли Лан («Волк») или Тяньлан («Небесный волк»).

На карте таро Жрица, соответствующей пути Гимель на Древе Жизни мы тоже видим женщину с луком. Это охотница - Диана-Артемида со своей сворой собак – псов рассудка. Есть миф об Актеоне, юном охотнике, который,застав обнаженную Диану, купающуюся в ручье, был превращен за это в оленя, и его разорвали собственные псы. Этому мифу посвящен сонет Джордано Бруно из первого Диалога «Героического энтузиазма»:

Средь чащи леса юный Актеон
Своих борзых и гончих псов спускает,
И их по следу зверя посылает,
И мчится сам по смутным тропам он.

Но вот ручей: он медлит, поражен, —
Он наготу богини созерцает:
В ней пурпур, мрамор, золото сияет;
Миг, — и охотник в зверя обращен.

И тот олень, что по степям лесным
Стремил свой шаг, бестрепетный и скорый,
Своею же теперь растерзан сворой...

О, разум мой! Смотри, как схож я с ним:
Мои же мысли, на меня бросаясь,
Несут мне смерть, рвя в клочья и вгрызаясь.

Й. П. Кулиану в книге «Эрос и магия в эпоху Возрождения» так разбирает этот миф в преломлении сонета Бруно:

«Диана изображена с алебастровым телом, пурпурными губами (или грудью) и волосами из чистого золота. Она выступает из воды по грудь, а это означает, что она наделена как видимой частью, так и скрытой, сокровенной. Воды символизируют чувственный мир, созданный по подобию мира сверхчувственного. Видимая часть Дианы представляет «могущество и действие внешнее, которые можно видеть по одеянию и через созерцание и применение смертной или божественной мысли человека или божества»...

Собаки двух пород: сторожевые и борзые, и это отнюдь не случайно. Сторожевые псы означают волю, борзые — интеллект. Одни из них проворнее, другие сильнее. Поэтому действие интеллекта предшествует действию воли. Предмет охоты, то есть дичь, которую преследуют охотник и собаки, представляет «умопостигаемые виды идеальных концепций, а эти концепции — тайные, взыскуемые немногими, посещаемые в высшей степени редко, да и не отдающие себя всем тем, кто их ищет».

Стихотворение Бруно следует рассматривать как представленную нашим глазам картину... В некотором смысле это квинтэссенция действий интеллекта, объект которого, эта Истина, одновременно Красота, является также объектом Эроса... Как и почему охотник превращается в объект охоты? «В силу действия интеллекта, при помощи которого он повертывает вещи, изучаемые в самих себе. [...] Потому что он формирует умопостижимые виды на свой лад и соразмеряет их со своими способностями, так что они воспринимаются сообразно свойству того, кто их воспринимает». Субъект не может постичь все великолепие божественной истины отнюдь не потому, что интеллект имеет границы; на самом деле, этот реципиент принуждает умопостигаемый мир явить себя под видом фантазмов. Это не познание души facie adfaciem [лицом к лицу], напротив, это ее познание непрямое, пневматическое.

…Интеллект уничтожен, сражен, охота продолжается лишь «при помощи действия воли, в итоге которой охотник обращается в предмет охоты [...], потому что любовь преобразует и обращает его в предмет любви». Это тайный ритуал превращения одного экзистенциального состояния в другое, символом которого является растерзание, пожирание: «Тут-то ему и причиняют смерть большие псы, свои и чужие; тут он кончает свою жизнь, по мнению мира, безумного, чувственного, слепого, фантастического и начинает жить интеллектуально; он живет жизнью богов, питаясь амброзией и опьяняясь нектаром» (I, Диалог IV).

Поэтому никто не представляет себе возможности видеть солнце, всеобщего Аполлона и абсолютный свет, в виде высшем и превосходнейшим, но лишь его тень, его Диану, мир, вселенную природу, имеющуюся в вещах, — свет, который есть в тусклости материи, то есть постольку, поскольку она блестит во тьме. Итак, из числа тех многих, которые ходят как названными, так и иными путями по этому пустынному лесу, лишь очень немногие добираются до источника Дианы. Многие остаются довольными охотой на лесного и прочего малоценного зверя, большая же часть вовсе не умеет вести лов, обладая сетями, раздуваемыми ветром, и потому остается с руками, полными мух.

А самые редкие, скажу я, это — Актеоны, которым дана судьбой возможность созерцать Диану нагой и стать настолько очарованными прекрасным телосложением природы [...], что они превращаются в оленя, так как становятся уже не охотниками, но преследуемой дичью. Поэтому в самом конце и в заключение этой охоты они приходят к обладанию той ускользающей и дикой добычей, из-за которой добытчик становится добычей, а охотник должен стать объектом охоты; поэтому во всех других видах охоты, которая ведется за частными объектами, охотнику удается поймать себе разные вещи, поглощая их устами собственного ума; но в охоте божественной и универсальной он развертывает такой охват, что и сам, по необходимости, становится охваченным, поглощенным, присоединенным. Поэтому из общедоступного, обычного, общегражданского и народного он становится лесным, как олень, или обитателем пустыни; он божественно живет под этим величием леса, живет в безыскуственных залах горных пещер, где любуется истоками больших рек, где растет чистым и незапятнанным обычной жадностью [...] (И, Диалог II).

Оба фрагмента, объясняющие ритуал перехода в духовное состояние... В чувственном мире человек обречен познавать лишь через фантазмы; и, напротив, великий посвященный, согласно Бруно, тот, кому доступен умопостигаемый мир, познает без посредничества фантазмов, не нуждаясь более в духовно посредничестве между душой и телом, поскольку живет лишь душой и в самой душе. Речь, разумеется, идет о состоянии парадоксальном, и Бруно не делает ничего, чтобы скрыть эту странность и необычность: Так псы, мысли божественных дел, пожирают этого Актеона, делая его мертвым для черни, для массы, освобожденным от уз потрясенных чувств, свободным от плотской темницы материи; поэтому он более не видит свою Диану как бы через отверстия и окна, но видит стены поваленными на землю, а перед своими глазами - весь горизонт. Отсюда выходит, что на все он смотрит как на единое и перестает видеть при помощи различий и чисел, которые, соответственно разнообразию чувств [...]. Он видит Амфитриту, источник всех чисел, всех видов, всех рассуждений, которая есть монада, истинная сущность всего бытия; и если он не видит ее сущности, в ее абсолютном свете, то видит в ее порождении, которое подобно ей и которое есть ее образ; ведь от монады, которая есть божество, происходит та монада, которая является природой, вселенной, миром, где она себя созерцает и отражается, как солнце в луне [...]. Это Диана, то одно, что есть то же самое существо, то существо, которое само истинно, то истинное, которое есть умопостигаемая природа, в которую вливается солнце и блеск высшей природы [...]».

Отмечу, что сефира Даат носит титул «Брачные покои», именно здесь и происходит соединение человека, Тиферет – божественной искры и Бога – Кетер. דעת означает познание, знание, постижение, и познание это не только интеллектуальное, но и сексуальное. Псы рассудка, раздирающие Актеона, посмевшего увидеть богиню обнаженной... «Да не откроет жрец Исиды наготы Нут, ибо каждый шаг — это смерть и рождение. Жрец Исиды поднял покров Исиды и был умерщвлен поцелуями уст ее. И стал он жрецом Нут, и пил звездное млеко» (LIBER CORDIS CINCTI SERPENTE vel LXV sub FIGURA ADONAI/ Книга Сердца обвитого Змеем V:50. Алистер Кроули). Увидеть обнаженный мир без покрывала иллюзий значит быть разорванным псами рассудка, не способного осмыслить... умереть... и стать жрецом Нуит - перейти Бездну. Традиционно Нуит соотносят с Биной – третьей сефирой Древа Жизни, которая находится над Бездной.

Любопытно, דעת (Даат – знание, познание, постижение) созвучно со словом דת (дат) – вера. Причем это вера в значении вероисповедания, в отличие от אמונה (эмуна) – вера в Бога, как состояние души, как порыв, как чувство. דת – это догматы, это правила, это отнесение себя к религиозной конфессии. Так что же превращает религиозную веру, догматизм в знание (דעת ), в гнозис? Айн - Дьявол, животная душа, источник Бога (עין - источник). Слово עין означает также глаз. Глаз, позволяющий Видеть (уж не обнаженную ли богиню сквозь вуаль?). Глаз, однако, имеет также и фаллический символизм, это то, что соединяет, проникает. В каком-то смысле Даат и есть то самое Око в треугольнике высших сефирот, то, что позволяет им оплодотворять Мир под Бездной.
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
https://vk.com/istaroverov


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB